Тел.: +7(495) 744-06-31
Тел.: +7(495) 641-04-16
В вых. дни: +7 916 674-74-69
E-mail:   mail@alphom.ru
E-mail: alphom@alphom.ru

Кто может, а кто не может позволить себе сказать всю правду о качестве перевода?

Неизменно справедливо утверждение, что все изменяется. Когда я был начинающим переводчиком, мы пользовались печатными машинками и слушали музыку с кассетных магнитофонов. Мы печатали наши переводы на печатных машинках на рефлексной бумаге - революционно новое решение, которое пришло на смену лентам с металлическим выделенным шрифтом. Печатные машинки, кассетные магнитные ленты и фотонаборный шрифт  теперь уже давно ушли в прошлое.

Что же ждет нас дальше в сфере переводов? Можем ли мы предугадать наиболее вероятное развитие хода событий в будущем? Некий Клейтон Кристенсен, профессор Гарвардской Школы Бизнеса,  считает, что это вполне возможно.


Что же ждет нас дальше в сфере переводов? Можем ли мы предугадать наиболее вероятное развитие хода событий в будущем? Некий Клейтон Кристенсен, профессор Гарвардской Школы Бизнеса,  считает, что это вполне возможно.

Кристенсен проводит изучение инновационных идей (он называет их «дестабилизаторы»)  и новых технологий, которые постоянно появляются и замещают старые – лишь для того, чтобы их отбраковали новые волны инноваций. Его теории основаны на его наблюдениях за десятками различных отраслей  - от металлургической промышленности и телекоммуникаций до паровых экскаваторов и медицины.  Применимы ли его теории и к сфере переводов?


С точки зрения Кристенсена, «передовые технологии» - это нововведения, которые нарушают сложившийся «порядок вещей» в каждой отдельно взятой отрасли. Обычно процесс дестабилизации инициируется некими новейшими технологиями, предназначенными для клиентов, которые в данное время либо не получают необходимых услуг на рынке, и/или клиентов сегмента низкокачественной продукции.


Спустя некоторое время, уровень качества новой технологии повышается и начинает превышать запросы рынка, в конечном итоге, новая технология вытесняет  традиционные аналоги на рынке.


В свою очередь, инновации сами становятся объектами замещения со стороны других  участников рынка на новом витке совершенствования и вытеснения – таким образом, получается то, что Кристенен называет «дилеммой инновационных процессов». [1]


Важным аспектом теории является наблюдение Кристенена, что иногда участники рынка услуг и продукции теряют свое место там потому, что никак не реагируют на угрозу их бизнесу со стороны новейших технологий до тех пор, пока не станет слишком поздно. Это происходит потому, что новоявленные конкуренты активно разрабатывают  тот сегмент рынка сбыта, который приверженцы технологии предыдущего поколения считают недостаточно прибыльным (поэтому они чувствуют, что могут благополучно игнорировать возникшую конкуренцию за неприбыльный сегмент рынка).


На мой взгляд, версия Кристенена о возникновении новых конкурентоспособных технологий предлагает убедительные аргументы для анализа текущего состояния сферы переводческих услуг.


Многие владельцы крупных компаний переводческих услуг сталкиваются с весьма противоречивыми проявлениями рынка переводческих услуг: с одной стороны, потребность в переводческих услугах имеет тенденцию неуклонно возрастать в геометрической прогрессии по всему миру. С другой стороны, цены неуклонно падают или, как минимум, склонны к застою. [2] Многие предприниматели согласятся с тем, что рынок переводческих услуг характеризуется существенным «сжатием цен», и многие солидные переводческие компании чувствуют себя в ловушке нисходящей спирали ценовой конкуренции, которая настолько потенциально опасна, что может пошатнуть самые основы существующей системы.


Сокращение внутренних издержек до снижения текущих затрат чаще всего не дает никакого результата в отрасли, основанной на использовании внештатных сотрудников и фрилансеров. Ценовая конкуренция может быть преодолена только снижением прямых затрат – в основном путем снижения ставок переводчиков. Это производит весьма деморализующее впечатление на основную массу сотрудников и побуждает наиболее квалифицированных и опытных переводчиков оставить свою профессию в поисках более прибыльного дохода. [3]

Именно в этот момент передовые технологии становятся наиболее актуальными…


С другой стороны, принципиально новый вид ведения бизнеса возник некоторое время назад. Он очень быстро распространяется и процветает – отрасль постепенно заполоняется новоявленными виртуальными компаниями, связанными с переводческой сферой услуг, которые благополучно осваивают  миллионы долларов инвестиционных компаний, вкладывающих в них свои средства на свой страх и риск.


В основном, новые виды передовых технологийчерпают свои силы из таких, не известных ранее,  новых решений как привлечение широкой общественности через интернет-ресурсы для решения общих проблем, машинный перевод или высокоавтоматизированная система организации труда на базе онлайн технологий, которая распределяет задачи фрилансерам фактически без вмешательства человека. Характерной чертой всех этих бизнес-моделей – перспектива более интенсивного документооборота и понижения цен: качественно ниже, чем могут предложить  основанные как фактически существующие компании. Неужели это то, чему  Кристенсен дал такой термин как «конкуренция в нижнем ценовом сегменте рынка услуг»? Это ситуация, в которой новые участники рынка услуг, вооруженные бюджетными передовыми технологиями, могут найти себе покупателей, которые согласятся на более низкое качество предоставляемой услуги ради более низких цен? Или эти передовые технологии нацелены на удовлетворения запросов покупателей, которые раньше не могли себе позволить качество услуг, предоставляемых традиционными поставщиками переводческих услуг.


По словам Кристенсена, активность, созданная такой конкуренцией в нижнем ценовом сегменте рынка услуг, обычно «достаточно высока для общепринятых показателей активности на нижнем ценовом сегменте рынка услуг для потенциальных клиентов». [4] Участники конкуренции в нижнем ценовом сегменте рынка услуг рано достигают успеха ориентируя свой бизнес на целевую аудиторию этого сегмента. [5]


Каких покупателей можно считать потенциальными для сферы переводческих услуг? Само существование такой категории, вполне возможно, окажется сюрпризом для большинства переводчиков, которые считают, что корректный перевод – обязательный минимум. Тем не менее, нельзя отрицать факт существования определенной категории покупателей, которые считают, что перевод, выполненный в соответствии со стандартом EN15038 или ему подобными стандартами переводов, просто излишняя накрутка цены, которую они не могут себе позволить. Они более чем удовлетворены работой, выполненной по менее строгим правилам, и считают, что такое качество перевода вполне подходит для их нужд. Наиболее важный фактор для таких клиентов – доступность данной услуги при сравнительно низкой её стоимости.


Клиентов, которые подпадают под эту категорию, легко привлечь такими предложениями  веб-переводчиков как «переводы любой сложности за один час», «в тот же день» или «за сутки». Такие виды услуг подходят для переводчиков, которые готовы работать за сравнительно низкую оплату. Некоторые из этих контор, чаще всего, широко используют машинный перевод для того, чтобы максимально ускорить производственный процесс, а остальной перевод направить на доработку и редактирование сотруднику.

Разве подобные действия не встречают на своём пути противодействия крупных компаний по предоставлению переводческих услуг?


По наблюдению Кристенсена, новые участники нижнего ценового сегмента рынка почти не встречают сопротивления со стороны текущих участников верхнего ценового сегмента рынка потому, что новые участники, в основном, нацелены на ту работу, которую крупные компании привыкли игнорировать. Например, разные виды подработок попадают в нижний ценовой сегмент из соображений рентабельности  - очень часто они требуют высокого уровня персональной ответственности в организации рабочего процесса. Затраты на подобные услуги чаще всего не окупаются. Существует весьма небольшое количество компаний, которые не избегают заказов от клиентов, желающих получить перевод фразы «Счастливого Рождества и с Новым Годом» на десяток языков.


Если крупные компании переводческих услуг могут без опасений позволить себе игнорировать вмешательство новых участников нижнего ценового сегмента рынка, то менее крупные переводческие компании, которые зарабатывают себе на хлеб насущный благодаря постоянному потоку небольших заказов, чувствуют определенную угрозу.

Передовое освоение «новых сегментов рынка услуг


В дополнение к термину «конкуренция в нижнем ценовом сегменте рынка услуг», Кристенсен дает определение ещё одному виду конкурентно способных передовых технологий – «Передовое освоение новых сегментов рынка услуг». Основной способ такого освоения «ухудшение традиционных отличительных черт, но   улучшение рабочих характеристик за счет внедрения новых возможностей – просты и удобства возведенных в абсолют. [6] Этот сегмент рынка услуг нацелен клиентов, которых  Кристенсен называет «экономными потребителями», то есть «покупателями, которых всегда было недостаточно средств и навыков для того, чтобы приобрести и использовать по назначению эту услугу». [7]


Для того чтобы лучше понять потребности этой категории покупателей, Кристенсен описывает выход на рынок самого первого в мире портативного радиоприемника на батарейках в 1955 году:


«По сравнению с настольными радиоприемниками американской компании RCA, звучание «карманных» радио компании Sony было дребезжащим, с многочисленными помехами. Однако компания Sony добилась значительных успехов потому, что она будет противостоять «модели экономии ресурсов», руководствуясь новой структурой моделирования бизнес-процессов. Вместо того, чтобы рекламировать (продвигать) свою продукцию тем потребителям, у которых уже были настольные аналоги их продукции, компания Sony нацелила свою рекламную компанию (акцию) на подростков, немногие из которых могли себе позволить большие электро-вакуумные радиоприемники. Портативный радиоприемник предоставлял редкую возможность: слушать рок-н-ролл со своими друзьями в любом месте, вне досягаемости их родителей. Подростков побуждали покупать не самый качественный продукт, ибо альтернатива была отсутствие радио как такового. [8]


Параллель между громким успехом компании Sony с ее портативным радиоприемником и ситуацией, которая сейчас возникла в  сфере переводческих услуг, очевидна. На свою 6-ю годовщину запуска проекта Google Translate, в 2012 году компания Google сделала весьма многообещающее заявление:


«В обозримом будущем мы сможем перевести приблизительно столько текста, сколько содержится в 1 миллионе книг. Иными словами, все то, что профессиональные переводчики, лингвисты мира переводят за год, наша система будет способна перевести за день.
Согласно этой оценке, большая часть переводов в мире выполняется системой Google Translate.» [9]


С определенной долей уверенности, переосмыслив слова Кристенсена, мы можем сказать, что: «Пользователи сервиса GoogleTranslate были вынуждены использовать не самый качественный продукт потому,  что альтернативой было полное отсутствие перевода».


Исследования Кристенсена показывают, что качество передовых технологий повышается  с течением времени.  По мере роста качества, авторы передовых технологий начинают постепенно обеспечивать потребителей все более высоким качеством услуги. Создатели Google Translate признают, что когда бесплатный сервис был запущен в 2001 году:


«Мы создали систему, которая могла переводить с 8-ми языков на английский язык и обратно.
Она использовала пилотную версию машинного перевода – самое технологически инновационное изобретение в этой сфере на тот момент. Однако качество перевода оставляло желать лучшего и не улучшилось сколько-нибудь заметно в течение тех нескольких лет. В 2003 году несколько инженеров компании Google решили существенно увеличить качество перевода  и включить туда больше языков…»


Бесспорно, что пока сервис оставался бесплатным и привлекал более 200 миллионов активных пользователей в месяц, к 2012 году качество контента, переведенного машинным способом, существенно увеличилось. Многие профессиональные переводчики высмеивают этот сервис (я в том числе!) и цитируют его часто нелепые переводы - это стало весьма популярно в социальных сетях. Тем не менее, в 2012 году компания Google прекратила бесплатное пользование интерфейса прикладных программ для перевода, и ввела плату для сторонних лиц, желающих использовать автоматический перевод для своих нужд.


Это можно считать прекрасной иллюстрацией для классического сценария эволюции передовых технологий, которую описал Кристенсен – постепенное, но неуклонное продвижение в высоких рынок, используя изначально несовершенный продукт. Немногие участники этого сегмента производства почувствовали реальную угрозу своему бизнесу от компании Google, которая рассматривалась исключительно как бесплатная «игрушка», которую можно игнорировать без каких либо последствий. Не нужды объяснять, что это существенно подорвало рынок профессионального «общего» перевода, который до этого момента занимал низшую ступень в иерархии услуг профессиональных переводчиков.


Я рискну предположить, что немногие из ведущих компаний, которые обслуживают верхушку этого комплексного рынка, чувствуют какую-либо угрозу их бизнесу от компании Google. Тем не менее, в 2013 году компания Google запустила в эксплуатацию  новый региональный бесплатный сервис, направленный на аудиторию разработчиков в регионах, которые производят приложения для мобильных устройств. [10] Мы можем истолковать этот шаг компании Google, как создание конкуренции в нижнем ценовом сегменте регионального рынка услуг. Усложнение бесплатных сервисов модно интерпретировать, как попытку «подтянуть низко-затратную модель для применения в сфере бизнеса до уровня продукции, которая пользуется спросом у более взыскательных и выгодных покупателей». [11] Неужели мы сейчас наблюдаем начало этого процесса в сфере переводческих услуг?

Как текущие участники рынка справятся с такой новой и сложной задачей?


Кристенсен показывает, что невзирая на конкуренцию с новыми участниками рынка, многие текущие участники продолжают улучшать свою позицию на рынке. Они достигли определенных успехов благодаря введению в эксплуатацию, как их назвал Кристенсен,  «сопутствующие  технологии». Такие новаторские решения отличаются улучшением качества тех характеристик , которые больше всего ценят самые взыскательных клиентов. Эти улучшения могут происходить постепенно или стремительно. [12] Успешные участники рынка, которые способны и дальше развивать свои компании, используя эти зарекомендовавшие себя инновации, ориентируются на самых привлекательных (т.е. выгодных) клиентов рынка, которые готовы платить за повысившееся качество услуги. [13] Эти компании в состоянии увеличить или сохранить маржу прибыли, используя свое текущее положение на рынке и систему цен в их сегменте рынка услуг, что может существенно улучшить конкурентоспособность  таких компаний.


Подобные «сопутствующие технологии» достаточно успешно используются фирмами, которые уже занимают самые высокие положения в их сфере производства. Кристенсен обращает наше внимание на тот факт, что когда новые участники рынка делают попытки вступить в конкуренцию, используя технологии подобные этим «сопутствующим технологиям», они чаще всего терпят в это неудачу потому, что крупные компании почти всегда обладают гораздо большим объемом финансовых ресурсов, устоявшимися отношениями с «доходными» клиентами, репутацией на рынке и более продвинутыми технологиями.


В сфере переводческих услуг мы можем с легкостью выделить несколько текущих участников рынка, которые предлагают всеобщему вниманию их собственные «сопутствующие технологии» и в состоянии сохранить свое положение на рынке, несмотря на быстрый рост количества более передовых бизнес-моделей. Мы модем быть абсолютно уверены в том, что такие нововведения склонны скорее использовать технологии в целях как можно быстрее удовлетворить потребности потребителей и/или увеличить продуктивность переводчиков.


Как бы то ни было, не разрабатывая никаких технологий самостоятельно, текущие крупные компании по предоставлению переводческих услуг могут продолжить свое развитие согласно некоторым, весьма предсказуемым, сценариям.

 

  • Некоторые из них продолжат игнорировать угрозу со стороны новых участников рынка услуг в их сфере и ничего не предпринимать для улучшения своего положения – это, скорее всего, станет роковой ошибкой для многих.

  • Многие крупные компании по предоставлению переводческих услуг попытаются противостоять более низкооплачиваемым конкурентам, посредством изменения своих расценок на услуги. Так или иначе, Кристенсен обращает наше внимание на то, что когда крупные компании пытаются перевести свой высокооплачиваемый бизнес на рынок, который рассчитан на потребителя с низким доходом, для того, чтобы улучшить свое положение на рынке услуг (путем продажи по сниженным ценам). Поэтому почти никакие попытки увеличить свои доходы не приводит к увеличению объемов чистой прибыли компании. В отличие от низкооплачиваемых компаний, которые улучшают свое положение на рынке услуг и начинают двигаться дальше по иерархической лестнице рынка услуг, продавая свою продукцию по ценам, которые становятся все выше раз от раза. Поэтому увеличение х доходов значительно увеличивает объем чистой прибыли их компаний. Наблюдая со стороны за этой ожесточенной борьбой, весьма не трудно определить какие компании, скорее всего, будут расти и преуспевать.

  • Другая весьма распространенная (и предсказуемая) альтернатива для текущих участников рынка – заблокировать низший ценовой сегмент рынка для новых участников и попытаться продвинуться выше по иерархической  лестнице рынка услуг для того, чтобы восстановить удельный вес своего товара на рынке. Это предполагает более интенсифицированную конкуренцию между участниками рынка, которые теперь борются за прибыльный (однако небольшой) более высокий ценовой сегмент рынка услуг.


Интенсифицированная конкуренция в более высоком ценовом сегменте рынка услуг предполагает увеличение конкуренции между крупными компаниями по предоставлению переводческих услуг  за ограниченные ресурсы (то есть за переводчиков, которые способны быстро и без частых ошибок делать свою работу  и обладают достаточным опытом в этой области). Работа высококвалифицированных переводчиков требует гораздо меньше проверки и доработки. Переводчики, которые специализируются в определенных областях, не только выполняют свою работа более качественно, но и потенциально способны выполнять её гораздо быстрее. Сотрудничество с более высококвалифицированными переводчиками (как переводчиками, так и редакторами или любыми другими сотрудниками, которые связаны с редактурой) не только повышает производительность, но и снижает стоимость, но и увеличивает прибыльность и конкурентоспособность.


Уже очевидно, что за самых талантливых переводчиков существует серьезная конкуренция между крупными компаниями, предоставляющими услуги перевода,  такие переводчики становится все более и более ограниченным ресурсом. Согласно Дону ДеПальма из CSA, количество высококвалифицированных и опытных переводчиков стремительно сокращается:


«Официальные представители поставщиков языкового сервиса (компании, предоставляющие услуги перевода) постоянно твердят о том, что не могут найти достаточно квалифицированных специалистов по языкам для удовлетворения своих потребностей. Каждый квартал на протяжении 6-ти лет нашего Глобального Исследования деловой активности, опрошенные крупные компании, предоставляющие услуги перевода жаловались на невозможность найти достаточное для выполнения работы количество сотрудников. [14]


Если теория Кристенсена справедлива для сферы переводческих услуг в той же мере, к какой она справедлива для дюжины других сфер деятельности, то существует несколько вполне предсказуемых сценариев развития. Авторы передовых технологий с их низко затратными бизнес-моделями будут бесспорно доминировать в низшем ценовом сегменте рынка услуг, а когда их положение достаточно упрочится – продолжат свое продвижение в более высокие сегменты рынка услуг.
 

Крупные компании переводческих услуг, из-за своего пошатнувшегося от угрозы конкуренции со стороны новых участников рынка статуса,  будут вынуждены очень постараться найти свою нишу выше по иерархической лестнице качества предоставляемых переводческих услуг, где они смогли бы обслуживать потребителей, готовых платить больше. Но предоставлять услуги самым взыскательным в этой области деятельности покупателям совсем не просто – доступ к ограниченным ресурсам становиться основным фактором и вопросом выживания компании. Это предполагает интенсификацию конкуренции для привлечения и удержания человеческих техресурсов, которые становятся дефицитом – самых лучших и талантливых переводчиков.
 

Время повысить ставки, не так ли, господа?
 

Paul Sulzberger


Оригинал опубликован 23 июня 2013 года  читать...

 

Оценить заказ или заказать перевод

­

Вы можете приложить файлы к заявке.
Размер ограничения для каждого файла 100 MB
    Акива - Продвижение сайта